Actions

How Masha Was Frightened in a Garden

How Masha Was Frightened in a Garden Как Маша в саду испугалась
Бобик в гостях у Барбоса Бобик в гостях у Барбоса
Бременские музыканты Бременские музыканты
Винни-Пух Винни-Пух
... further results

О девочке Маше, глава VII



После ужина стала Маша на крыльце в мяч играть. Мама ей говорит:

– Маша, иди спать!

А Маша не идёт.

– Я, – говорит, – днём выспалась. Бросит мячик об пол и поймает, бросит мячик в стенку и опять поймает.

Тогда уж папа ей говорит:

– Маша, я кому говорю? Иди спать!

А Маша ему отвечает:

– Сейчас, я только ещё один раз мячик брошу.

Да так сильно бросила мячик в стенку, что он отскочил от стены и покатился по полу, на лесенку. Запрыгал со ступеньки на ступеньку и укатился куда–то в сад.

«Вот, – думает девочка Маша, – как мне теперь быть? Что делать? Потеряется мячик в саду, пропадёт. Надо идти скорее искать его». Спустилась она по ступенькам в сад, сделала три шага и остановилась.

У самого крыльца ещё светло было от лампы, а дальше так темно, как в печке, когда её не топят.

Очень темно и очень страшно.

Хотела она домой вернуться, но подумала: «Нет, нельзя возвращаться – потеряется мячик, пропадёт».

Пошла Маша по саду. А в саду темно. Звёзды на небе, может быть, есть, а может быть, нет – ничего не видно. Вот как темно!

Шла, шла девочка Маша и вдруг видит – смотрят на неё из–за кустов три глаза и все три светятся.

Один светится, ещё один светится и ещё один светится. Испугалась девочка Маша. «Ох, – думает, – наверно, это страшный зверь». Заплакала она и говорит:

Зверь, зверь, Страшный зверь, Что же делать мне теперь? Ты меня послушай, зверь, Ты меня не скушай, зверь!

А зверь молчит, на девочку Машу глядит и только шуршит: шрш, шрш, шрш…

Заплакала девочка Маша ещё сильней и побежала.

А куда побежала, сама не знает. Не то к дому, не то от дома. Ничего не видно. Бежала, бежала, вдруг – бац! – падает ей что–то на плечо. Она в сторону, а сверху опять что–то на неё упало.

Испугалась девочка Маша и думает: «Что это за зверь такой сидит наверху и в меня камнями швыряет?»

Подумала, опять заплакала и говорит:

Бессовестный, безжалостный, Не бей меня, пожалуйста! Ты мне лоб расшибешь, Ты мне в глаз попадёшь.

Сказала она так и дальше побежала. А в саду ветер шумит, деревья качаются. Очень в саду страшно.

Бежит она, бежит. Куда бежит – сама не знает: не то к дому не то от дома. Очень в саду темно. Ничего не видно. Бежит, бежит Маша и горько плачет.

И вдруг остановилась. Да не сама остановилась, а какой–то новый зверь, самый страшный, схватил её за платье и не пускает. Дёрнется Маша, а он ей ногу царапнет, ещё дёрнется, а он опять царапнет – никуда от него не денешься.

«Ох! – думает девочка Маша. – Ох, наверно, это огромный ёж». Вот и говорит она ему:

Ёжик, ёжик, Не царапай мне ножек, Не коли меня, не режь, Не кусай меня, не ешь!

А злой зверь колючий молчит – не отвечает, а держит её крепко. Видит девочка Маша – не отпускает её колючий ёж; дёрнула она руками своё платьице, расцарапала себе руки, вырвалась от ежа и дальше побежала.

Прибежала наконец девочка Маша домой – еле дышит.

– Папа, – кричит, – папа! Закрывай скорее дверь, У нас в саду какие–то страшные звери появились: у одного зверя три глаза и все три светятся. Другой на дереве сидит и сверху камнями кидается. А третий колется и царапается. Очень я их боюсь!

А папа засмеялся и сказал:

– Что ты, Маша, говоришь! Откуда у нас в саду такие звери? Что ты, милая! Давай возьмём фонарь и пойдём со мной вместе в сад, поглядим на твоих зверей.

Взял папа фонарь, зажёг его и пошёл с Машей в сад.

Идут они по саду. Фонарь горит, дорожку освещает, а зверей никаких не видно. Папа идёт храбро, никого не боится, а девочка Маша побаивается: всё–таки ведь она маленькая – всего пять лет да ещё несколько месяцев. Держится она за папину руку. Идёт и боится. Боится, да идёт. Шли они, шли, вдруг подул ветер и задул свечку в фонаре.

Снова стало темно. И вот стоит перед ними зверюга с тремя глазами, о которой Маша рассказывала.

Испугалась опять Маша. Схватила папу за руку и кричит:

– Бежим, папа, бежим!

А папа подошёл к Машиной зверюге, взял рукой три светящихся глаза, положил их на ладонь, засмеялся и сказал:

Вот так штука, Вот так зверюка! Не волк и не гадюка, А просто светлячки, Светлые червячки.

Разглядела Маша светлячков, и самой ей смешно стало. Маленькие, меньше некуда, а она их испугалась. Посмеялась девочка Маша, и пошли они дальше.

Папа из кармана спичку вынул и снова фонарь зажёг. Фонарь горит, дорожку освещает. Папа идёт, девочку Машу за руку держит, а Маша всё наверх смотрит – боится зверя, который в неё сверху камнями кидался.

Шли они, шли, вдруг с какого–то дерева – бац! – падает что–то на землю.

Девочка Маша испугалась.

– Вот, – говорит, – вот опять кидается! Бежим скорее!

А папа говорит:

– Давай сначала посмотрим, кто кидается и чем кидается.

Посветил он фонарём, и увидела девочка Маша на траве много–много шишек.

– Вот, – говорит папа, – видишь теперь, какой это зверь?

– Вижу, – говорит Маша. – Это ёлка, а с неё шишки падают.

– Верно, – говорит папа, – это шишки. Это они от сильного ветра падают.

Посмеялась Маша, что она шишек испугалась, и пошли они дальше.

Идут, идут и думают:

Кто же третий зверь – колючий, Злой, огромный и могучий?

Папа шёл, и девочка Маша шла. Шла, шла и вдруг остановилась. Да не сама остановилась, а опять её кто–то за платье схватил и не пускает.

Испугалась Маша и закричала:

– Папа, папа, помоги! Опять меня зверь поймал!

Подошёл к ней папа, посветил фонарём, засмелся и говорит:

Вот так ёжик, Вот так ёж, – На шиповник он похож.

– Видишь, – говорит, – чего ты испугалась? Это куст шиповника. А тут под ним и твой мячик лежит. Эх ты, трусиха!

Обрадовалась девочка Маша, взяла мячик и пошла домой спать.