Actions

The Steppe

February Февраль
Hamlet Гамлет
Like a Brazier’s Bronze Cinders... Как бронзовой золой жаровень...
On The Road В дороге
... further results

How lovely those journeys into quiet!
Boundless the steppe, like a seascape,
ants rustle, and the feather-grass sighs,
mosquitoes go whining through space.

The hayricks line up with the clouds,
volcano after volcano, they fade.
Grown silent, damp, the boundless steppe,
you drift, you’re buffeted, you sway.

The mist overtakes us, washes, a sea,
and burrs are clinging to stockings, today
it’s lovely to tramp the steppe’s shore,
you drift, you’re buffeted, you sway.

Is that a rick in the mist? Who knows?
Is that one ours? Yes, it’s found.
There! Yes, that’s it all right, though.
The rick, and the mist, and the steppe all round.

And the Milky Way slants towards Kerch,
like a path that cattle have stamped on.
Go past the houses, you’ll lose your breath,
on every side, broad, broad horizons.

Shadowy midnight stands by the way,
strewn with stars, that touch every verst,
and you can’t cross it, beyond the fence,
without trampling the universe.
 
When did the stars sweep down so low,
midnight sink so deep in tall grass,
and drenched muslin, afraid, aglow,
long for a dénouement at last?

Let the steppe judge, and night decide.
When, if not in the Beginning,
did Mosquitoes whine, Ants ride,
and Burrs go clinging to stockings?

Close them, my darling! Or go blind!
The whole steppe’s as before the Fall:
All, drowned in peace, like a parachute,
like a heaving vision, All.

Tony Kline

Как были те выходы в тишь хороши!
Безбрежная степь, как марина,
Вздыхает ковыль, шуршат мураши,
И плавает плач комариный.

Стога с облаками построились в цепь
И гаснут, вулкан на вулкане.
Примолкла и взмокла безбрежная степь,
Колеблет, относит, толкает.

Туман отовсюду нас морем обстиг,
В волчцах волочась за чулками,
И чудно нам степью, как взморьем, брести -
Колеблет, относит, толкает.

Не стог ли в тумане? Кто поймет?
Не наш ли омет? Доходим.- Оу.
- Нашли! Он самый и есть.- Омет,
Туман и степь с четырех сторон.

И Млечный Путь стороной ведет
На Керчь, как шлях, скотом пропылен.
Зайти за аты, и дух займет:
Открыт, открыт с четырех сторон.

Туман снотворен, ковыль как мед.
Ковыль всем Млечным Путем рассорен.
Туман разойдется, и ночь обоймет
Омет и степь с четырех сторон.

Тенистая полночь стоит у пути,
На шлях навалилась звездами,
И через дорогу за тын перейти
Нельзя, не топча мирозданья.

Когда ещё звезды так низко росли
И полночь в бурьян окунало,
Пылал и пугался намокший услин,
Льнул, жался и жаждал финала?

Пусть степь нас рассудит и ночь разрешит.
Когда, когда не: - В Начале
Плыл Плач Комариный, Ползли Мураши,
Волчцы по Чулкам Торчали?

Закрой их, любимая! Запорошит!
Вся степь ак до грехопаденья:
Вся - миром объята, вся - как парашют,
Вся - дыбящееся виденье!