Actions

Хайфа. Лагерь для переселенцев

О чём ты там, польская, плачешь еврейка,
В приюте, под пальмой, где стол и скамейка,
Дареный букварь и очки, и оправа,
И буквы, в тетрадку входящие справа?

Студентик, учитель, пан будущий ребе
Так громко толкует о хляби и хлебе,
О том, как скиталась ты в странах нежарких
Две тысячи трудных и семьдесят жалких.

Прошло две войны. Унесло два семейства.
Каникулы. Кончились оба семестра.
Ты выучишь иврит и столько увидишь,
Забудешь и польских, и нищий свой идиш,

И ешь ты, и пьёшь, и ни гроша не платишь,
Читаешь и пишешь - и что же ты плачешь?
По мебели, на шести метрах в избытке,
По старой соседке, антисемитке.